По две стороны вечности

По две стороны вечности

По две стороны вечности

По две стороны вечности

Каннский фестиваль о категориях жизни и погибели, чести и мести.

В противовес уставшим кинематографиям Запада претенциозный Восток может показаться на первый взгляд активным и полным креативных сил. Он все более уверенно покоряет водящие позиции на глобальных фестивалях.

В 1-ые ведь дни 63-го каннского состязания он устроил 2 крепкие заказы на кубки: успешно прошли общественная драма китайского режиссера Ван Сяошуая “Чунцинский блюз” и южнокорейская мелодрама Им Сан-су “Служанка”.

В 1 картине морской капитан пробует реконструировать происшествия погибели отпрыска, личика которого он не не забывает, ибо кинул семью, как скоро отпрыску было 7 лет. Действие случается в перспективе небоскребов индустриального города, олицетворяющего китайское финансовое удивительная вещь. Автора беспокоит, как данное удивительная вещь откликается в обычных ценностях: сносятся семьи, распадаются взаимосвязи меж поколениями. “Люди наиболее не готовы осуществлять контроль собственные участи, – заявлял режиссер на пресс-конференции. – Исчезает обычная культура, и данный деструктивный процесс следует в настоящий момент в том числе и лучше, нежели в эпоху несчастной “культурной революции”.

Фильм Ван Сяошуая можнож упрекнуть в излишней тяжеловесности, и, на мой вкус, он чрезмерно старательно объясняет собственный высоконравственный предпосылка. Но поучителен сам прецедент, что китайское кино так упрямо раздумывает о последствиях тектонических сдвигов, охвативших все античные цивилизации планеты: в эйфории того, что может показаться на первый взгляд прогрессом, мы рискуем убить основное, из-за чего же данный прогресс затевался, – жителя нашей планеты.

Более артистичен по плану и выполнению кинофильм Им Сан-су – ремейк сенсационной картины 1960-х годов с таким же заглавием “Служанка”

Сюжет годится для душещипательного телесериала: женщина нанимается служанкой в роскошный дом, где ее обольщает юной владелец, рискуя в добавление к прогнозируемой его женой двойне обрести нежеланного второстепенного малыша. Но соблазненная и покинутая не желает просто сдаваться: она решает ряд абсолютно эпатажных шагов, сражаясь за свое достоинство, а в последующие дни выдает притеснителям приятный и слишком ужасный хороший урок самопожертвования.

От привкуса сериальности картину выручает уровень ее выполнения, который можнож утверждать высоким. От утонченной, осмотрительной к любой составные части режиссуры до высококлассных артистов, между которых отличается исполнительница заглавной роли Еон До-юн, победитель Канна 2007 года. Это драма буянящих неутоленных желаний, кино настолько ведь эротичное, сколь и непорочное: стремление в нем стает, полностью по Фрейду, как исключительно основательная двигающая мощь людского общества, информатор счастья и беды. Для данной борьбы страстей сотворен шикарный фон: кинофильм снимался в поместье, амурно выстроенном на студии и переполненном вещами утонченного и эмоционального обихода. Окружающая героев среда стала очередным работающим личиком картины – она властно устанавливает собственные законы: акцентирует внимание общественную напряженность, спрятанное от глаз противостояние простых жителей нашей планеты и тех, кто мнит себя сильными мира этого.

Читайте также  Разновидности плакатов

Вторая по значению конкурсная программа “Особый взор” открылась фильмом 101-летнего португальского классика Маноэля де Оливейры “Странный вариант с Анжеликой”. Когда человеку за 100 лет, он неминуемо принимается как посланец с той стороны вечности. И любой кинофильм де Оливейры (а он исправно дает по кинофильму в год) делается событием. “Странный вариант” им был задуман наиболее полвека назад. Герой в тех случаях был молоденьким евреем Исааком, который бегал от фашизма в Португалию. И 1 из споров картины был о горестной доле евреев в пораженной нацизмом Европе. Сегодня обстановка другая, спор понадобилось переписывать: и уже собравшиеся за столом собеседники обговаривают экологию планеты, мировой кризис и энергию, которую высылает на Землю космос.

Когда человеку за 100 лет, он живет в других ритмах

Поэтому любой кадр имеет возможность продолжаться длительное время. Вот ливень на ночной улице. Вот приехала автомашина. Вот вышел человек. Вот постучались в дверь. Вот безмолвие. Вот опять постучали. Вот зажегся свет, в окошке появилась барышня. Из досконального разговора будет светло, что человеку в ночь пригодился фотограф. Вот так кинофильм и продлится. Герои будут находиться так, чтоб их было как следует заметно камере – пускай в том числе и спиной друг к другу, хотя личиком к камере. Оливейра устроил 1 из самых модных кинокартин современности. Но данное стиль кино его юношества и юности. Он считает, что кино не поменялось со деньков Мельеса. И данное подтверждает делом.

Теперь про то, что за непонятный вариант с данной Анжеликой. Она погибла. Сразу в последствии женитьбы. Совсем юная и отчаянно изящная. Богатым опекунам захотелось ее сфотографировать в свадебном платьице, полулежащей, слева – букет, на личике полуулыбка. Как живая. И они позвали фотографа.

Читайте также  Фото-съемка показа мод

Странный вариант, естественно, не в том, что погибла. Странный – данное как скоро Исаак поглядел на покойную в видоискатель фотоаппарата, и та открыла глаза. И заулыбалась Исааку, лишь ему.

Ну, вы знаете, что посещает с человеком, ежели он заметит, как труп раскрывает глаза. Он не пугается. Он влюбляется. Исаак так влюбился в покойную, что она ему считается по ночам. Она его обнимает и поднимается с ним в небо. Он висит у нее в объятиях и, в том числе и летя над территорией, глядит в объектив кинокамеры, дабы было заметно личико. А ее длинноватое свадебное платьице струится под невесомым напором, почему Анжелика в полете смахивает на рыбку поньо.

Невозможность любви – давнишняя тема Оливейры

Теперь она углублена темой погибели и вечности. Границу меж жизнью и гибелью пересекают исключительно в некую сторону. Это заботит Оливейру, он отыскивает собственные приемы коммуникации. Так что данное картина из параллельной вселенной. Там иное измерение времени, иные законы артистической забавы, иные методы возводить композицию. Там до сих пор напевают, вспахивая оливковые деревья. И любой миг мыслят о погибели. Каждый миг к ней приготовляются. Каждый миг себя упрашивают уверовать, что там, за данной гранью, просто завершится 1 дорожка и начнется иная.

Зал на данном кинофильме был заполнен. И никто не ушел. Хотя данное было нелегкое тестирование.

…А тем временем в интернациональной кинодеревне Российский павильон открыл собственный 3 сезон. Он предположил выставку, посвященную киношедеврам о Великой Отечественной войне. В его намерениях – демонстрация кинопроектов, посреди которых “Суворов” Бориса Айрапетяна и Рубена Григоряна, “Нас было 3 подруги” Ренаты Литвиновой, “Брестская прочность” Александра Котта, “Смерть в пенсне, или же Наш Чехов” Анны Чернаковой и прочие. В Российском павильоне скажет о себе и свежий интернациональный кинофестиваль Voices (“Голоса”), который пройдет в начале июля в древнем российском мегаполисе Вологде. Он подберет под собственные знамена кинокартины молоденьких европейских режиссеров. Председателем жюри основного состязания станет Сергей Бодров.

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *